Советы по строительству и ремонту

Установка межкомнатной двери самостоятельно.

Как установить межкомнатную дверь своими руками? Для межкомнатных дверей существует несколько требований: она должна сохранять тепло, выдерживать механические воздействия и иметь хорошую звукоизоляцию. Для того, чтобы установить правильно межкомнатную дверь вам понадобится следующий инстру...

Утепление водопроводной трубы над землей выбор утеплителя

Находящие над землей водопроводные трубы  в личных постройках  – не уникальность, потому говорить будем сейчас о их, а точней об их утеплении. Но при прочтении данной статьи принимайте во внимание тот факт что, чтоб не остаться зимой без воды, о делах «морозных» лучше позаботиться заблагов...

Случайно выбраные новости

Последние записи

Возвращение в Вавилон

Возвращение в Вавилон - небоскребы

Вавилонская башня, руины которой были обнаружены при раскопках в городке Вавилоне (на данный момент это на берегу реки Евфрат) в 88 км к югу от Багдада, — одна из бессчетных многоярусных культовых башен-зиккуратов. По данным ученых, такие постройки-башни воздвигались в шумеро-аккадских и ассиро-вавилонских городках. По-вавилонски ее название звучало как Эттеманаки (Дом основания неба и земли). Этот монумент архитектуры упоминается в Книжке Бытия. Ее лицезрел и обрисовал в собственных трудах Геродот. Считается, что башня возводилась в 70-х гг. VII в. до н.э. «Многие завоеватели ее разрушали, но она вновь вырастала на прежнем месте».

Во времена царя Навуходоносора, отмечают исследователи, она получила огромную известность благодаря собственной большой высоте — около 90 м. Но постройки из сырцового кирпича недолговечны, и уже Александр Македонский, отмечают историки, увидел только ее руины. Так, Вавилонская башня стала кульминацией всего месопотамского башенного строительства, «нашедшего в ней не только лишь высшую точку собственного развития, но так же и собственный конец».

Библейская история о строительстве Вавилонской башни и смешении языков стала неплохим уроком населению земли, предавшемуся безудержной гордыне. Но понятно, единственный урок, который извлекло население земли из истории, это тот, что население земли не извлекает из истории никаких уроков. И сейчас это ярко проявляется в попытках ряда архитекторов, инвесторов и заказчиков выстроить самые высоки строения в мире.

Как докладывает в собственной статье А. Бетски, когда английский критик Дейан Суджик организовал в 2002 г. строительный Биеннале в Венеции, основную идею данного действия он обозначил как «Город башен».

В качестве дерзкого ответа «тем, кто будет утверждать, что мы должны закончить строительство небоскребов после атаки на Мировой Торговый Центр», он обратился к восьми конструкторам, предложив им пофантазировать на тему последнего поколения небоскребов как подтверждения «определенной степени убежденности и оптимизма» в смысле грядущего высоток. Результатом сих раздумий на заданную тему оказалась ошеломляющая композиция башен, выставленная в Арсенале.

А именно, расположенная в Лондоне строительная компания «Системы будущего» представила башню в виде падающего цветка. Их соотечественница Заха Хадид, продемонстрировав свое творение, снова подтвердила звание архитектора «высшего мастерства», очевидно выделяющегося в сонме современных архитекторов.

Архитекторы Жан Нувель из Парижа и Тойо Ито из Токио, пишет создатель, показали высокорафинированное видение обычных высоток, доведенных практически до совершенства. Том Мейн из «Морфосиса» в Санта-Монике, Калифорния изменил обычную взгляду высотную башню в некоторую трубу и вмонтировал в нее звукошумопоглощающие панели. А спецы компании «MVRDV» из Роттердама сделали даже целый город из высоток.

Так, благодаря творческим идеям, фантазии и вдохновению архитекторов — участников Биеннале, равно как и других энтузиастов из различных уголков земного шара, мысль современного небоскребного строительства, будучи реально воплощенной более 100 лет тому назад, получила новый импульс в наши дни.

Почему как раз высотки?

Оппоненты задаются вопросом: «кому необходимы небоскребы?» Ведь после событий 11 сентября, отмечают они, необходимость строить такие высоки и приметные наземные цели подвергается сомнению. Ну и необходимо ли строить настолько «хвастливые» знаки человечьих достижений и в их лице иметь так просто уязвимые цели? И не притягивают ли небоскребы опасность, будучи при этом не в состоянии противостоять катастрофам?

Под вопросом оказываются не только лишь нюансы безопасности, но так же и экономической необходимости этих громил. «В то время как наши городка полны неиспользуемых промышленных площадей и офисных построек класса «Б», замечают те же критики, не лучше ли натужить имеющиеся ресурсы и быстрее реконструировать их, чем строить нечто новое, огромное и дерзкое?».

Видный критик урбанизма Джеймс Ховард Кинстлер в собственном эссе 2001 года «Конец высочайшим зданиям» убежден в том, что небоскребы «представляют экспериментальные технологии в области строительства, которые потерпели фиаско».

Не впервой, отмечает создатель статьи, появляется схожее мнение и не впервой, говорит он, критики, подобные Суджику, вызывающе и громозвучно отвечают «да» небоскребам, считая их просто необходимыми звеньями урбанизированной эволюции и конденсацией средств и мыслях целого городка.

Строительство небоскребов всегда мотивировалось рядом причин. А именно, высочайшей ценой на землю в центре городка, также обычной «эгоманией», которая заключается в желании достигнуть высоты и выразить ее в виде схожей структуры при помощи продвинутых технологий в области строительства. «Вообще, строительство высокой постройки городка, страны либо мира, утверждает создатель, — самое не дешевое мероприятие, какое можно для себя представить».

Башня Roppongi Tower, Токио
Башня Roppongi Tower, Токио

А. Бетски замечает, что меж высотным зданием и небоскребом есть очень большое отличие, ссылаясь при этом на мнение Д. Чайльдза: «Здание от 65 до 70 этажей и выше теряет логику. Размер ядра по отношению к платформе этажа, количество распорок и креплений для преодоления опрокидывающих нагрузок и другие накладные мероприятия делают достижение схожей высоты глупой. Схожая высота — воплощение эго».

Этим, соглашается с ним А. Бетски, можно разъяснить и возникновение шпилей над 70-этажным Эмпайр Стейт Билдинг (the Empire State Building) и зданием Крайслера (Chrysler Building). Создатель отмечает, что, по его мнению, существует три причины строительства построек выше 70 этажей: цены на землю, желание сделать свою выдающуюся точку в городке и эго.

В некоторых, очень редчайших, случаях стоимость на землю в центре городка так высока, что строительство там построек обсолютно любой высотности не сумеет окупить нужные издержки, как, к примеру, в Лондоне, Гонконге и до недавнешнего времени в некоторых частях Токио. В ряде городов Азии, таких, как Шанхай и Сингапур, желание иметь большие и известные всеми центры бизнеса также подстегивают городские власти к строительству небоскребов. И в конце концов, всегда найдется парочка личностей, таких, как Уолтер Крайслер и Дональд Трамп, замечает А. Бетски, которые не поскупятся ни на какие издержки (социальные, экономические или денежные), чтоб увековечить свое имя в самом высочайшем здании в окружении.

Жизнь среди башен

Когда разработчики строят строения завышенной высотности, они делают это в рамках определенного контекста и программки. После 11 сентября появилась мысль «безопасности в количестве», что значит строительство целой сети рядом стоящих небоскребов. Новые небоскребы, быстрее, «кустятся гроздьями», ежели отстоят далеко друг от друга, и являются зданиями смешанного типа, изредка только офисными башнями. Принципно малая этажная платформа верхних этажей обуславливает необходимость расположить там сначала жилые, ежели офисные помещения. «Люди готовы платить за заоблачные выси, в каких они будут жить, а не работать», — высказывает на этот вопрос свою точку зрения Аарон Бетски. Он приводит типичную структуру небоскреба: один-два этажа торговых площадей, потом идут различные офисные этажи, выше размещается жилой сектор, самые верхние этажи занимает шикарная гостиница.

В каком стиле строить?

Появляется вопрос: если это будут довольно малочисленные и в главном жилые небоскребы, как они будут смотреться? У архитекторов сейчас есть три модели:

1-ая модель появилась в США в период меж Первой и 2-ой глобальными войнами и оформилась под воздействием тогдашнего вкуса, законов и строй способов. Испытав легкое воздействие церковной архитектуры, стандартный небоскреб стремится ввысь от широкого основания, сужаясь к концу до острого шпиля. В его облицовке несложно угадать отдаленные готические тенденции. По мере роста небоскреба и сужения его высшей части кромка каждого уступа фасада выделяется декоративными вставками, имитирующими водосточные трубы и желоба. С «исчезновением» небоскреба из поля зрения оболочка конструкции облегчается.

2-ая модель небоскреба — это скульптурная громадина. Причины скульптурности всей этой строительной массы колеблются от необходимости сохранения зрительной перспективы прилегающих улиц до уменьшения ветровых нагрузок на башню. Хотя вероятнее всего, считает сам создатель, необыкновенный вид придается конструкции с целью выделения этого строения из окружающего его однообразия и однотипности. Пример этому — новенькая башня Роппонги (the Roppongi Tower) в Токио. Воодушевленные кубистскими мыслями, «Кон Педерсен Фокс Ассошиэйтс» сделали на площади в 27 акров башню, вмещающую в себя кабинеты, жилые помещения, отель и музей. Строительство небоскреба близится к окончанию.

Башня Swiss Re, 40 этажей, Лондон
Башня Swiss Re, 40 этажей, Лондон

3-ий подход (достаточно нетипичный для США) состоит в том, чтоб выделить экспрессию структуры и использовать этот собственного рода экзоскелет для самовыражения. Две башни подобного типа (the Hancock & Sears Tower) были построены в Чикаго. Они являются различительными строительными знаками городка. Еще два схожих небоскреба собираются возвести в Азии. Норман Фостер (компания «Фостер и партнеры») строит сорокаэтажную башню Swiss Re в Лондоне, а Ренцо Пиано — штаб-квартиру «Нью-Йорк Таймс» в Нью-Йорке. Оба конструктора использовали данный подход в проектировании собственных высотных башен, «слегка смягчив его мерцающей поверхностью и конической формой строений».

Объединив все три подхода к проектированию и строению небоскребов, Пиано поочередно производит очередное сильное течение в архитектуре высотных построек — это то, что девелопер штаб-квартиры «Нью-Йорк Таймс» Брюс Ратнер именует «волшебный фонарь». Современные технологии производства стекла делают вероятным создание более прозрачных обшивок строения при сохранении их солнцезащитных параметров. Кроме Пиано и других архитекторов в этом же ключе работает и француз Жан Новель, о чем свидетельствует его умопомрачительная башня Агбар (Torre Agbar) в Барселоне, Испания, находящаяся в процессе строительства.

Принимая в целом во внимание практический и нужный момент сдачи небоскребов в аренду и логику его возведения, конструктор сформировывает внешний вид строения. «Это не только лишь структурная экспрессия, но так же и целый ряд приспособлений для изготовления более комфортабельного и энергетически заполненного внутреннего пространства». Эталон подобного подхода являет собой фостеровский Коммерцбанк во Франкфурте 1997 года: сады и сложные функциональные оконные системы превращают небоскреб не столько в сверкающий знак городка, сколько в безупречно работающий механизм.

В ближайшее время некоторые архитекторы приметно вдохновились достаточно старенькой мыслью, согласно которой высотные строения становятся существенно стабильнее, когда они составляют «связку переплетающихся и взаимоукрепляющих вертикальных строений».

Это открытие было изготовлено известным строительным инженером Фазлуром Рахманом Ханом (1929–1982) и отыскало более колоритное и увлекательное применение в чикагском небоскребе Sears Tower 1974 года. Цезарь Пелли воплотил эту идею волнообразных временами пересекающихся зданий-труб, проектируя башню Петронас (the Petronas Tower) в Куала-Лумпуре, Малайзия, являющуюся пока самым высочайшим небоскребом в мире.

«Вавилонские башни»

Во всех перечисленных случаях, говорит А. Бетски, небоскребы, равномерно образуя цепочку гигантов, начинают составлять ядро более оживленных городов мира. И в то же время, продолжает создатель статьи, становятся прообразами известной Вавилонской башни.

Какой бы подход ни избрали архитекторы и их клиенты, в целом тенденция к высотному строительству сохраняется. Одни считают это нужной демонстрацией человеческих желаний и способностей, другие считают, что небоскребы — концентрация умственной и денежной мощи.

Спецы отмечают, что строительство 1-го небоскреба безизбежно ведет за собой возникновение других гигантов, а это в свою очередь значит колоссальный расход городских ресурсов.

Так, резюмирует А. Бетски, принципиальные небоскребы, имея право на существование, обнаруживают и свою явную теневую сторону.

Вас это заинтересует!

Ламинированный паркет или просто ламинат

Сейчас термин "паркет" содержит в себе несколько разновидностей напольных покрытий. Сначала, им обозначают штучный и декоративный паркет. Его употребляют, когда говорят о половых и паркетных досках. У многих оно ассоциируется с ламинатом,...

Быстровозводимые здания и сооружения

Развитие некоторых отраслей индустрии безизбежно приводит к «подтягиванию» других, казалось, непрофильных направлений. К примеру, не сразу же можно увидеть связь меж нефтегазовой индустрией и строительством жилища. Но как раз нефтяники и ...

Ребро жесткости для железной леди

По устройству «наши» и «не наши» двери сходны. База – прямоугольный каркас с внутренними ребрами жесткости, сваренный из железного профиля. На каркас приваривают железные листы (с одной либо 2-ух сторон). Всякую железную дверь вешают на пет...

Защита бетона от коррозии

Коррозия — главный неприятель всех минеральных строй материалов и конструкций (бетон, железобетон, кирпич, асбоцемент, силикатные, пенобетонные и газобетонные блоки). Более суровой неприятностью является воздействие атмосферно-химического...

Медь на службе у фантазии

Из новых кровельных материалов (если точней, старенькых, но незаслуженно позабытых) на русском рынке можно выделить кровельную медь. Медь, как понятно, материал, инертный от природы. В наше время себестоимость его производства закончила б...

Мансарда дополнительная площадь вашего дома

Мысль оптимального использования помещения под крышей принадлежит французскому конструктору Мансару. Поначалу это были комнаты для прислуги, кладовые, мастерские. Реальная революция в развитии мансард произошла в 40-е годы прошедшего стол...

Прихожая по Фэн-шую

Планируя внутреннее место собственного дома либо квартиры, обязательно оставьте место для прихожей - типичного "буфера" меж наружным миром и домашним покоем. Пристижное сегодня архитектурное решение "открытого места", при котором входная ...

Как выбрать диван

История дивана, как вида вообщем и как отдельного предмета а именно, – это всегда история любви. Любви победителя к собственной императрице (1-ый в Рф диванчик, как понятно, появился в качестве подарка графа Потемкина Екатерине II), любви...

Декоративные конструкции для увеличения пространства

В ландшафтном дизайне под понятием «занятое» место имеются в виду объекты, находящиеся выше уровня глаз (изгороди, строения, деревья, высоки кусты). «Свободным» местом именуются расположенные ниже уровня глаз объекты (газон, стелющиеся ку...

Оставить отзыв

Зарегистрироваться на получение новостей и узнать, что нового на нашем сайте!

Здравствуйте, гость!




Забыли пароль?

Регистрация

Пароль будет отправлен вам на e-mail.